The science of deduction

18:04 

Немного о моем отсутсвии в Англии

Sherlock Holmes.
Индия.

Начать стоило, наверное, с первого знакомства — прямо в аэропорту, практически на бегу к стойке регистрации. Нас слишком много — удручающе много я бы сказал.
Первые — трое русских, я с изумлением понял, что это трио — законный муж, законная жена, и непонятно, чья — любовница. Специалисты по тому самому Н. Рериху — хотя мужчина подозрительно хорошо определяет насекомых — практически до рода с одного взгляда. Обе дамы — сухощавые блондинки, ничего интересного, кроме удивительно слаженного сосуществования.
Еще пара — некто Конноли с удивительно звучным ирландским именем Эоганн, и банальный Дэвид Фишер. Скорее, коллеги, возможно, учились вместе — потому, как одинаково осматриваются и насколько короткими фразами перебрасывались. Друг на друга практически не смотрят. Обоим около 25лет. Занятно.
Явно сам по себе путешественник — Станислав Бжесски. Занятный импозантный мужчина, явный ловелас. Понять, что за специалист, довольно сложно — либо молчит, либо игриво общается с дамами — куртуазен.
Соммерсет, боже мой — настоящий Соммерсет! До сорока лет, жизнерадостный крепыш, на животе — изумительный фотоаппарат с таким объективом, что впору подумать о фаллическом значении. Да уж. В аэропорту проявляет прохладный интерес к расписаниям, очень умеренный — к членам группы. Очевидно, женат — весьма свежее кольцо.
Сопровождающее лицо, но не руководитель группы в поездке — мисс Раджани Садан. Очень экзотична, как ее имя. Броская, немногословная, притягивает взгляды.
Меня представили, как специалиста по адаптогенам, что почти соответствует истине. Даже приятно.

Итак, нас резво, скороговоркой, по мере появления, представили. Загузили в самолет — и теперь мы в Индии, в отеле, и я пытаюсь изо всех сил сосредоточиться на поручении Майкрофта — во-первых, чтоб его не разочаровать а где-то на уровне пятого пункта — чтоб не паниковать: какого черта меня занесло в это типичное для англичанина заморское экзотическое приключение? Обязательный тур по Европе для окончательного взросления, как было принято в девятнадцатом веке, сейчас кажется крайне желательным и уместным. Все же поездка в Италию или немецким университетам — это не ужас с бродящими под окнами и гремящими мусорными баками коровами, наверное, там не должно быть орущих и ссорящихся на карнизе орлов и предупреждений не открывать окон во избежание кражи вещей обезьянами. От изобилия жизни вокруг, настойчивой, самодовольной и совсем не считающейся с присутствием человека иначе, как возможным источником пищи или среды обитания — просто голова кругом и есть желание навести стерильность.
Справедливости ради надо отметить, что остальные участники группы тоже не все и не сразу приняли эту карму. Бжесски только вскинул брови при виде рассевшейся на крыльце отеля обезьянки, Соммерсет все прикидывал — получится ли удачно снять какие-то оглушительно пурпурные цветы на вьющемся растении, но при виде коровы, которая задрала хвост практически перед ним, отскочил и явно отложил съемки до другого раза. По-моему — зря. Тут нечто наподобие так и будет повсюду. Трио специалистов по Рериху на все смотрели с восточной отрешенной улыбкой. У меня сложилось такое впечатление, что Эоганн и Дэвид были готовы протереть руки дезинфицирующим раствором, надеть латексные перчатки и приступить к вскрытию или взятию образцов у нас прямо тут же... физиологи, или медики? Итак — Соммерсет — профессиональный фотограф и немного сценарист, Бжесски — непонятно что, обозначенное как «специалист по нетрадиционной медицине». Это означает всякие йогические практики или вообще ничего?
Нас быстро развели по апартаментам, и я ничуть не был удивлен порядком поселения: Эоганна и Дэвида — в один номер на двоих, Бжесски и Соммерсета — тоже одни номер на двоих, мисс Раджани Садан откланялась и сообщила, что отправилась к родне в город, но утром появится, я оказался в отдельном номере... приятно. Но мешает наблюдениям. Для русских было взято три отдельных одноместных номера. Ничего не понял!
Эоганн и Дэвид оказались сущим сокровищем — когда собрали всех на ужин в ресторане при отеле и там в процессе изучения умеренно экзотических блюд (самым экстравагантным мне оказался освежающий напиток из моркови с семенем кориандра, кажется) нам напомнили об ознакомительной экскурсию на туристическом автобусе, да так убедительно всех уговорили ехать, я даже засомневался — кто тут детектив? Лучше ведь и не придумать способа держать всех на глазах.
За окном автобуса проплывали дома и пальмы, всюду виднелись башни минаретов (может это мне так казалось), а я изумлялся, как Станислав Бжесски моментально выбрал себе объект ухаживания( кажется, не любовницу, а жену, в чем была своя логика) и принялся явно ее отбивать от группы. Вот уже прозвучало «конечно же, наши комнаты рядом?»
Дэвид и Эоганн прилежно щелкали на все подряд сквозь окно автобуса даже не мыльницами — своими мобильниками. Интересно, настолько ли чисты стекла чтоб автофокус выбрал предмет не на стекле? Но вид у молодых , все же медиков, был задорный и вполне занятой — чего не скажешь о двух русских: он явно страдал, кажется, боли в области печени, а она ему сочувствовала. Соммерсет смотрел — и будто не видел красот. Я спохватился, что веду себя будто в зоопарк пришел, и тоже вытащил свой аппаратик — изобразить, что буду фотографировать.
Гид сообщил очередную порцию про древний город Дхиллика и автобус остановился: осмотр комплекса Катб Минар. Нержавеющая железная колонна из храма Вишну — конечно, как я могу такое пропустить! И мы выскочили из кондиционированного автобуса в зной и шум города.

URL
   

главная